Мясокомбинат

Мясокомбинат

Было это в Белорусии на Кричевском мясокомбинате. Работал я там как молодой специалист по распределению после окончания института вначале технологом мясожирового цеха, а потом уже и начальником цеха. Вначале поселили меня в общежитие с двумя рабочими- грузчиками мясокомбината. Жить в одной комнате со мной им не очень нравилось, так же само, как и мне с ними. Почему? Им – потому, что они работали часто в ночные смены и воровали мясо вырезку замороженную в блоках по 20 кг., а тут как назло вместе с ними в комнате живет  начальник, что создавало определённые трудности по сбыту украденного, которое надо было сбывать той же ночью  не принося в общагу и здесь они конечное справлялись отлично. Мне – потому, что они пропивали заработаные деньги в общаге и напивались как говорится до усирачки такой, что по ночам пытались писять через окно не открывая его, но попадали только на горячую батарею, отчего в комнате стояла невыносимая вонь. После этого случая мне дали отдельную комнату.

Через пару месяцев меня поставили начальником мясожирового цеха, где и приходилось решать проблемы производства, а их было не мало. Работая на этой должности происходили разные истории, три из которые я и хочу описать.

История первая.

Произошла эта история почти 30 лет назад в 1986 году, где то в январе или феврале месяце. Что бы ввести в курс событий читателя объясню очень коротко часть схемы, по которой работал мясокомбинат. Первый этап – это приёмка скота от селских хозяйств. Приёмка может осуществляться по нескольким направлениям. Первое, это когда взвешивается скот, определяется его упитанность и по упитанности расчитывается выход мяса и колхоз или совхоз получали деньги и дальнейшая судьба и технология переработки скота их не интересовала. Но часто из-за спорного определения упитанности скота сельское хозяйство получало деньги после убоя скота, т.е. по выходу мяса. Вот тут та рабочие конвейера и крали мясо. Резали в основном на шейном отделе, там меньше всего заметно или вырезку, что очень заметно. И всё было бы прекрасно, если бы после обработки туши перед транспортировкой её в холодильник небыло бы службы – представителя сельского хозяйства, который защищал интересы сельского хозяйства. Обнаружив порезы туши они не пропускали тушу в холодильник до выяснения причин пореза и возмещения этого пореза в мясном эквиваленте. Конвейер останавливался и бывало случались простои и по 2 и по 3 часа, что вызывало возмущение рабочих, мотому, что надо было выполнять ежедневный план, а что бы его выполнить им потом приходилось поработать после окончания 8-ми часового рабочего дня. И это была необходимость, потому, что согласно технологии, скот перед забоем не кормят и если его не переработали сегодня, животные останутся голодными до завтра, а если завтра суббота, а потом воскресенье, то в понедельник после убоя этого скота мясокомбинат понесёт убытки. Скот конечное можно и накормить, но корм тоже стоит деньги, поэтому, убытков не избежать. Не на последнем месте стояло и выполнение плана производства, за срыв которого по головке никого не гладили.

Так вот. Был у меня такой случай. При переработке спорной партии скота рабочие с целью кражи мяса поотрезали от тушь вырезки (это две мышцы находящаяся в области поясницы и были обнаружены порезы в шейной части тушь. Представитель сельского хозяйства назовём её Вера Ивановна отказалась пропустить туши в холодильник, конвейер остановился. Прийдя в цех я стал выяснять причину простоя конвейера. Технологи, мастера и рабочие окружили меня и стали одновременно объяснять причину простоя. Мастерá и технологи которые там работали имели уже солидный стаж и опыт работы на мясокомбинате, я же только 4 или 5 месяцев. Представитель сельского хозяйства Вера Ивановна продемонстрировала мне порезанные туши. По грубым моим прикидкам было украдено около 15 кг. мяса. Для справки скажу, что мясокомбинат производил 100 тонн мяса за смену, что конечное не означало, что всё это мясо принадлежало одному хозяйству туши которого были порезаны.

Я уже знал, что надо делать, но всё таки пошел на компромис и начал упрашивать представителя селского хозяйства пропустить мясо в холодильник, не тормозить производственный процесс и не делать из мухи слона, но не тут то было. Она стояла насмерть и никакие мои просьбы и уговоры на неё не действовали, тогда я её предупредил, что прошу её ещё раз и последний раз. Если она мне не поможет, то когда она меня будет просить я тоже ей не помогу. Но она сказала, нет!!!

Я повернулся и пошёл по цеху искать мясо, а где его искать, я примерно знал. Да это и дураку бы было ясно где искать и как найти управу на представителя сельского хозяйства которая не находится в твоём подчинении. Дело в том, что её муж, назовём его Александр, работал на конвейере по обработке тех же самых туш и если удастся найти у него украденное мясо из-за которого его жена Вера Ивановна остановила конвейер на 3 часа, то ситуация резко может поменяться в мою пользу. И уже ни я буду бегать за представителем сельского хозяйства Верой Ивановной и упрашивать принять мясо, а она за мной и упрашивать уже будет она меня не подавать бумаги в прокуратуру.

Пока я шёл по цеху, рабочие как и водится в коллективе мне нашептали точные координаты нахождения украденного мяса, что и подтвердило мои догадки.

Прямой наводкой я подошёл к рабочему месту Александра – мужа той самой не сговорчивой Веры Ивановны и извлёк у него на рабочем месте украденное им мясо.

Теперь ситуация поменяла своё направление и начала развиваться по другому сценирию. Принеся найденное у Александра мясо его жене Вере Ивановне я ей сказал: « Ну, что? Теперь вы довольны? Украденное мясо я повернул, и сейчас мы составим акт или протокол с подписями свидетелей  и  вашей подписью о том, что это мясо из-за которого Вы остановили работу цеха и он простоял 4 часа, найдено спрятанным на рабочем месте вашего мужа Александра, изъято при свидетелях и возвращено Вам. На основе этого акта, документы будут переданы в прокуратуру. А потом ещё добавил, вот видите как в жизни получается, ещё пару минут назад я Вас упрашивал и вы были не умолимы, а теперь Вы меня просите и умоляете, хотя я Вас и предупреждал, что прийдётся ещё и вам меня просить!»

Вера Ивановна Ревела громко и спрашивала меня, что ей и её мужу может за это быть? Я же хладнокровно объяснял, что за кражу мяса в особо крупных размерах, (это всегда так говорят когда хотят подчеркнуть тяжесть преступления) и нанесённый большой материальный ущерб предприятию в сговоре со своей женой Верой Ивановной, Александр подлежит штрафу и увольнению с предприятия по статье с занесением в трудовую книжку и заведением на него и возможно на Вас Вера Ивановна как соучастницу, уголовного дела, которое может закончиться тюрьмой для двоих с конфискацией всего имущества. Вера Ивановна хоть и не подчиняется администрации мясокомбината, но по ходатайству мясокомбината перед её начальством может быть  быть заменена другим работником. Выдвинутое вам обвинение может быть сформулировано примерно так: За спланированные действия преступной организованной группой состоящей из двух человек Александра и его жены Веры Ивановны направленные на подрыв экономики предприятия путём кражи мяса в особо крупном размере рабочим конвейера – Александром в сговоре со своей гражданской женой Верой Ивановной представителем сельского хозяйства с целью остановки производственного процесса и насесения мясокомбинату материального ущерба в особо крупных размерах.

Их действия  повлекли за собой остановку предприятия на 4 часа, и как следствие материальные потери предприятия, включающие в себя оплату рабочего времени 160 рабочих в течении 4 часов которые они не работали, оплата времени за переработку скота после окончания 8-ми часового рабочего дня по повышеным тарифам, частичная потеря в выходе мяса из-за увеличенного времени между приёмкой и убоем скота, за электроэнергию потраченную во время простоя цеха и т.д..

После такого оборота дел властителльная и железная ни в чём никому не уступающая леди превратилась в обычную, очень и очень рыдающую женщину, просящую меня простить её глупое и не обдуманное упорство.

После всего этого концерта конвейер заработал в обычном режиме, но простой уже составлял 4 часа. Я же, чтобы отыграться и проучить Веру Ивановну и Александра, создавал накалённую обстановку до конца рабочего дня не давая ответа о моих действиях.

Обсудив обстановку с директором мясокомбината тов. Королёвым О., мы решили не делать много шума и не увольнять Александра с предприятия. И сделали это не из-за своей доброты к ним, а по той причине, что город Кричев не большой и найти замену опытному рабочему было не совсем легко, а к тому же, уже практиковалось такое, что увольняли рабочего, а потом через месяц опять принимали из-за отсутствия рабочих кадров. Короче, обошлась эта история Александру штрафом, а его жене Вере Ивановне очень большим испугом, что в дальнейшем сделало её очень отзывчивой, приятной и благодарной женщиной с которой можно было решать любые вопросы.

 

История вторая.              Шкуры диких кобанов

Эта история проходила на этом же самом мясокомбинате в зимнее время в сезон охоты. Поскольку в мясожировом цехе всегда пораскрыты  или часто открываются двери для транспортировки продукции, а их там достаточно, чтобы создать сквозняк, а рабочие работают в лёгкой одежде с закочеными рукавами, поэтому ,  1 –  2 % рабочих находились на больничном, что обернулось нехваткой рабочих для расстановки на все рабочие точки производственного конвейера. В связи с этим мне пришлось поставить на рабочие места на линии конвейера мастера, технолога и даже уборщицу, а самому по мере возможности решать все проблеммы, которые естественно невозможно решить при нехватке рабочих. Такая ситуация продолжалась около 10 дней и в цехе на полу накопилась около трёх десятков шкур от диких кобанов которых сдавали охотники. Шкуры диких кобанов очень толстые и очень, очень тяжёлые и шли они потом в цех технической переработки для производства животных кормов, где в больших горизонтальных ёмкостях при повышенном давлении варились, сушились и затем перетирались в порошок.

Так вот, в один из прекрасный таких дней в конце 15 минутного перерыва подходит ко мне одна рабочая конвейера Шура и говорит мне, что если я не наведу порядок со шкурами, то она завтра вызовит санстанцию. И, что же мне оставалось делать как не объяснять ей ситуацию про нехватку рабочих, что как только появится какой то момент всё будет прибрано, но слушать она этого не хотела и настаивала на своём. Мне ничего не оставалось как выполнить её задание, если это можно так назвать. И я ей пообещал, что до завтрашнего утра я наведу порядок, когда она прийдёт на работу шкур уже не будет. Довольная моим ответом она вернулась на своё рабочее место и продолжила работу, думая наверное, что я и вправду пол ночи буду перетаскивать шкуры.

Дождавшись конца рабочего дня я стал на выходе из цеха и когда к выходу подошла эта самая Шура которая угражала мне санстанцией, я попросил её развернуть и показать её рабочий клеёнчатый фартук который она несла свёрнутым в руках.

Она его развернула и там оказалось килограмма два мяса. Тогда я ей сказал: «Очень жаль, что вы завтра не увидите какой порядок я наведу со шкурами, потому, что вы с завтрашнего дня здесь уже не работаете, вы уволены за кражу мяса, очень Вам сожалею». Но тут как и водится начался плач в виде сильного рёва с просьбами о прощениях. Я же отказывался её понимать, так же как и она меня не понимала, когда я ей объяснял причину неубранных шкур диких кобанов, хотя она и сама прекрасно понимала ситуацию. Потом я сделал вид, что сжалился над ней и не уволю её с работы если она сама уберёт шкуры. Перетащить шкуры надо было волоком в другой цех по скольскому мокрому цементному полу на расстояное примерно в 50 метров. Эта рабочая была в возрасте примерно 40 – 45 лет с мощным телосложением. Когда она взялась за перетаскивание шкур, то еще не успокоилась и продолжала плакать. Но во время перетаскивания шкур она еле, еле тащила каждую шкуру создавая звуки нервного завывания смешанного с плачем, при этом ноги её пробуксовывали и подскальзывались на жирном полу, она падала при этом завывая ещё сильнее, опять вставала и тащила дальше. Я еле удерживался от смеха наблюдая этот фильм получив массу удовольствия.

 

На следующий день перед началом рабочего дня она встретилась мне на пути и я улыбаясь ей и шутя доложил, что её распоряжение по уборке шкур выполнено. В ответ она смущённо улыбнулась с выражением провинившегося лица избегая моего взгляда.

 

 

История третья.                             Он рискует каждый день.

 

Как и две предыдущих истории, эта история правдивая, но имена участников  вымышленные и происходило всё на том же Кричевском мясокомбинате. Как то судили своим товарищеским судом двух рабочих мясокомбината Ивана за то, что украл 1 кг мяса и Степана за то что украл 10 кг мяса. Они были задержаны как говорится прям на горячем на проходной во время рейдовой проверки охраны совместно с милицией. Дела по их задержанию и были переданы на товарищеский суд мясокомбината.

И вот на товарищеском суде задают вопросы Ивану и просят его, что бы он объснил товарищам зачем он украл 1 кг мяса. Иван начал жаловаться на маленькую зарплату, на нехватку денег и, что нёс мясо жене и детям. Выслушав его и наказав штрафом в 10 рублей взялись за Степана и говорят: «Вот Ивана мы ещё можем понять. Он украл 1 кг. мяса для жены и для детей, а вот зачем Вы, Степан украли целых 10 кг., как вы это объясните?»

Степан: «Я тоже имею маленькую зарплату, жену и дитей и нёс мясо им. А почему 10 кг? Так понимаете? Иван крадёт мясо каждый день по килограмму и каждый день рискует быть пойманным. Я же рискую всего один раз вынося сразу 10 кг.»

В результате Степану тоже дают штраф в 10 рублей.

Иван и Степан обещают больше мяса не красть и товарищеский суд  расходится.